Хватит думать! Пора действовать!

Простой и эффективный способ. Подробности на сайте.

Не думай! ХУДЕЙ!

ПОДРОБНЕЕ

Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке

Интервальная тренировка для сжигания жира твой тренер

Птица Гром и индеец Яким Камни шайтана Пещерная русалка Бородино —Золотые Ворота Похищение золота Тайна золотых рыб Гадючьи шурфы Синие киты да белые акулы Чудовище лебединого озера Таймырский дракон Василич Барсуки Гадюки Черный волос Подземные кровопийцы Женькин ручей-оборотень Камень Шамана Леший Как дед мой русалку в мешок сажал Царь-ягода в рябках Черная белка Гостья с того света Предвестники смерти Геенна огненная Святое озеро Высотинские мученики Ивановская Богородица Щедрая Рука Отченька Даниил Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке Утятница Саянский барс Поединки зверей Железная звездочка Царские грамоты Целитель Однолько Золотой сон Тибетский чай Каменное масло Горячая булочка Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке кухня Сказы — особый вид литературного творения, в отличии от народной сказки и личного рассказа, настоящий сказ всегда основан на реальном жизненном опыте, выстрадан потом и кровью народа.

И ценность его для народного воспитания несравненно выше всякого другого жанра словесности. В отличии от скованного современным языком рассказа, сказ оправлен красотой яркого старинного или уникального местного языка, в отличии от свободной литературы сказ всегда наполнен нравственным смыслом, он передает потомкам национальную память, опыт и традиции. Это поистине вершина всего лучшего, article source может дать жизнь и земля.

В сказе важна и правда, и красота, и мудрость. Иногда он кажется простым, потому что истоком сказания является устная народная речь, течением своим подобно золотоносному ручью приносящая опытному старателю редкие самородки и самоцветы.

И всегда сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке простотой встает таинственное и великое, непередаваемое словами содержание. Пусть изощренный поэт смутится от деревенской простоты и разговорности, вплетенной read more узор сказания.

В том и причина упадка русской литературы, что многие ее представители не осознают значения устной речи — истинного источника всякого письменного слова. Подобно тому, как вода является колыбелью жизни, так сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке устное слово приносит почитающему и собирающему его неисчислимые творческие силы.

Собирать и обрабатывать сказания мы решили. Одному автору справиться было бы невозможно, именно взаимное обогащение языка, истинное сотворчество позволило создать лучшие тексты проекта. Алексею, художнику по призванию, лучше удавались названия, ритмика и красивая стилизация, Екатерине Игнатьевне лирика и особая женственность, русская теплота повествования.

Доброта сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке доверительность в общении со старожилами помогли писательнице спасти множество ценнейших родовых преданий, подчас хранимых столетиями, предаваемых от отца к сыну, от матери к дочери.

Глубина, открывшаяся доброму сердцу в доверительных беседах со старожилами, оказалась захватывающей, многие истории и явления впервые оказались представлены широкому читателю. Первое издание сказов стало учебным пособием по многим предметам, получило лучшие отзывы краевых музеев, редакторов, без него уже невозможно представить литературный мир Енисейского региона. Надеемся, что со временем у сказов появится больше добровольных покровителей, без которых сегодня трудно донести до людей собранные сокровища.

Богата сибирская тайга, все есть сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке. Зверье пушное, травы целебные, ягода сладкая, орехи кедровые. Струятся среди зеленой травы чистые-пречистые ключи серебряные. Течет в глубине заповедной знаменитый ручей Афонин. Прохладны его хрустальные струи. Льется поток прозрачный, светятся камушки донные. Шумят над ним высокие сосны, старые кедры. Крадутся к ручью прекрасные лесные звери. Лакают розовыми язычками сладкую воду пушистые белки, навещают Афонин ручей горностаи, быстрые куницы, драгоценные соболи.

Торопится сюда сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке дикой тропинке хитрая лиса. Выходит из чащи дремучей могучий медведь и пьет из чистого-пречистого источника сладкую воду. Издавна охотились здесь предки наши, прозвали люди ручей Афониным. И не просто так Всякое слово имеет смысл, всякое название свою историю. Название месту таежному люди дали в память о человеке, красивом парне по имени Афоня. Не сразу попал Афоня в края далекие, сибирские. Проживал тот Афоня в лучшие свои молодые годы в городе Тамбове.

Родился в семье богатой, купеческой. Торговал Афонин батюшка по всей России чистым белым сахаром. Знатен и богат был старый купец, о семье своей заботился. Не знать бы, не ведать беды отроку купеческому, да за делами государственными не заметил родитель горячего не в меру нрава у сыночка любимого.

Остался Афоня с детства неукрощенным забиякой. А жизнь испытание послала, и беда тут как. Однажды весною выпил родитель Афонин ледяной воды студеной.

Заболел и от простуды жестокой вскоре скончался. Смерти скорой не ждал старик, потому не оставил сыновьям любезным завещания мудрого. Вышло из непредусмотрительности такой большое несчастье. Собрали по достойному покойнику поминки, честь по чести, как водится на Руси. Гости расходиться уже собрались, когда меж братьями, Афоней и Вавилой, разговор горячий пошел и спор завязался. Первый Афоня заспорил, за раздел отцовского богатства выступать начал. Задрожали на столе братины серебряные, кубки позолоченные.

Состояние отца по закону того времени отходило к брату старшему, деловитому. Афоня должен был до времени совершеннолетия приказчиком 7 лицензия нейросистема отзывы людей лавке работать. Вспыхнул гордый Афоня. Разгорячились вином, раскричались. Сжал кулаки могучие младший брат Афоня. Дошло до рукоприкладства. Размахнулся Афоня и ударил брата своего с пьяного плеча, плеча могучего.

Не рассчитал силу молодецкую, забил.

Диета худеем со вкусом кто

Не поправился брат его любезный Вавила, через день скончался, в мир иной преставился. Грех великий не простила ему родня. Призвали полицию Поправить ничего. Лишился в одночасье отца заботливого и брата любимого. Прислали стражу, доставили в жандармский участок. Заплакал юноша слезами горькими, continue reading прощения.

Перед судьями запираться не стал, во всем сознался. Совершился над его делом присяжный суд, назначивший за братоубийство работы каторжные, пожизненные. Вышла ему дорога дальняя, хлопоты бубновые, дом казенный.

Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке молодца в цепи железные и повели в Сибирь по этапу. Обстояло в прежние времена невольное дело из двух временных сроков. Первое время в остроге преступник находился, а после на вечное поселение сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке таежные места отправляли.

На самых отпетых негодяев имело воздействие поселение. Исправляла многих сама природа первозданная. Все человеку дала, только собирай. Рыбы в реках полным-полно, боровой дичи тоже, а пушным промыслом сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке даже и богатство нажить. Летом в артель золотодобытчиков присоединиться можно, всюду жизнь кипит. Меняется человек, если видит смысл труда. Многие выходили от бедности или нужды разной на кривой путь, потому как в России много людей тесно живет и много в городах споров за вещи и деньги.

Изобилие сибирское многих исправило. Конечно, отпетые лиходеи снова за свое принимались, но такие быстро в тюрьму залетали по врожденной дурости Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке в основном грешный люд отвечал на милость божию добротой душевною.

Во времена, о которых рассказ наш, убийце осужденному после приговора суда ставилось клеймо. Страшный обычай не пощадил красоты Афониной и молодости. Впечатали ему среди лба знак позорный После он повязку носил, чтобы люди не пугались. Отработал Афоня грехи тяжкие, отменили ему железные цепи.

Вскоре прислали грамоту в Сибирь об отмене клейма страшного, в одна тысяча восемьсот шестьдесят третьем году. Начал жизнь свою Афоня сызнова.

Не сломили его невзгоды тяжкие. Вились кудри над высоким лбом, голубели ясны глазоньки. Развернулись плечи могучие, молодецкие. Нашлась и девушка добрая, дочь крестьянская Марфушка. Умеет Марфа шить, вышивать, по хозяйству успевать. Скромная и покладистая, доверилась девушка молодцу Афоне.

Решили молодые вместе жить, обвенчались в церкви тюремной. Афоня летом в золотоискатели подрядился, в артели поработал, мыть-намывать стал песок золотой. Деньжат собрал на начальное обзаведение, дом изладили, построились. Тогда выжженная пашня давала урожай один к двенадцати, то есть, на одно зерно посаженное пахарь двенадцать получал. Пашет Афоня пашню, сам высокий, статный, золотистые кудри на плечи спадают, ясные очи сверкают Работа споро идет, покрикивает на лошадку Афоня.

Марфа во всякой работе не отстает, мужу помогает. Сама чернобровая, круглолицая, горят ее щечки румяные. Косы русые длинные, под платок прячет. Народился и ребеночек у родителей молодых. Прозвали малыша Афонюшкой. Светлая жизнь visit web page для Афони. Красавица Марфа в доме хлопочет, маленький сынок Афоня в кроватке играет, лепечет что-то.

Препараты для похудения женщинам ижевск

Жить бы article source радоваться Да показалось Афоне, что никак ему без богатства невозможно жить. Попутал лукавый, загорелась старая жажда к деньгам. Вскоре Афоня решил бросить пашню и пойти в лесные налетчики. Составилась новая шайка злодеев из братьев сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, засудили, видно, их где-то, да и пригнали этапом, но сбежали.

Сами турки усатые, басурмане окаянные. Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке ограбить, так перед делом молитву промычат, по-своему, по-басурмански. Вера такая, позволяет. Исчез Афоня в безлунную ночь, ускакал в шайку злодейскую. В шайке той лютовал мусульманин Курбат, беспощадный, безжалостный. Пожаловал в разбойничье логово и жадный до денег Афоня на коне. Курбат ему обрадовался, вместе сподручней расправы чинить. Заливали вином разбойники сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке свою нечистую, пировали днями после охоты на людей невинных.

Марфушка, супруга Афонина, не могла смириться с исчезновением мужа. Оставила она маленького сына со старенькими бабушками, а сама запрягла коня и поехала по дороге Канской, искать логово разбойничье. Предчувствие вело Марфушку, отыскала заимку тайную, логово разбойничье.

Вызвала из шайки Афоню, дурь с него стряхнуть захотела. Стала домой звать, уговаривать. Поезжай домой, Афонюш-ка!

Не послушал муж жены своей, на чужие деньги пьяненький. Возвращалась Марфа грустная, лошадка верная везла к дому. Ухали в болотах филины, светила ей желтая луна. И не знала горемычная, что последний раз увиделась с муженьком. Целый год гулял Афонюшка в шайке нехристей, разбойников. На пирушках лиходеевских слушал речь их непонятную, нерусскую. Ради золота терпел он тать, ради своего желания. Наконец решился бросить сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке промысел.

По тропке тайной уехал Афоня к сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке своему желанному. Тянула к земле сырой сумка с монетами золотыми, тяжелыми. Тревожно кричали ночные птицы. Ехал по тайге всадник. Не узнать в нем Афоню в дорогом костюме краденом. Торопит коня наездник, хлещет по крутым бокам витою плеточкой.

Достает фляжку с чужим вином, прихлебывает по пути домой. Расступился лес у реченьки, небольшого ручья Афонина. Здесь стоит изба просторная, им самим она излажена. Отворяй ворота, Марфушка!

Пусто и холодно, никого нет живого, только мышки шуршат по углам нетопленным. Прошелся Афоня по своей усадьбе, всюду пусто, хоть шаром покати Разложил на столе золотые деньги награбленные. Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, притих: "Кто-то теперь их тратить станет, только не семья моя любезная!

Не увидел я жены своей, Марфушки заботливой, и сынка, Афонюшки малого". Размышлял разбойник, думу печальную. Выпил из фляги вино заморское, стащил с плеч кафтан чужой и начал стылую избу топить. Бобылем зажил Афоня. Коптит небо грустное. Однажды поехал дрова сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, далече ехать не пришлось, всюду тайга.

Выхватил острый топор и давай деревья валить. Сучья обрубил, на поляночку сложил тогда и присел отдохнуть. Сморило его от работы, забрался Афоня на телегу, кожушком прикрылся и задремал.

Журчит рядом ручей пречистый, птички поют, убаюкивает разбойника размеренный шепот текущей воды. Снится разбойнику дивный сон золотой. Будто вышло из-за тучи солнышко жаркое, греет радостно. А к телеге подходит сыночек его, ненаглядный маленький Афонюшка Светлые кудряшки до плечиков, ножонки в лапоточках маленьких по седому мху таежному медленно ступают.

Узнает отец кафтанчик, шитый матерью, только теперь он разорвался местами, вместо цветного кушачка нищенской веревочкой опоясан. Бродяжья сума драная из холстины перекинута через плечико.

На полянке, на опушке, Мы зелёные … Лягушки. После дождика на грядке, Или возле старой кадки, Раздувая песней брюшко, Громко квакает … Лягушка. Солнце жжёт мою макушку, Хочет сделать погремушку. Голова на ножке, В голове горошки. В этой молодице, Прячутся сестрицы.

Каждая сестрица — Для меньшой — темница. Рядом разные подружки, Но похожи друг на дружку. Все они сидят друг в дружке, А всего одна игрушка. Чудо - дворник перед нами: Загребущими руками, За одну минуту сгрёб Преогромнейший сугроб.

Машина снегоуборочная. Великан стоит в порту, Освещая темноту, И сигналят кораблям: Заходите в гости к нам! Кто осенью спать ложится. А весной встаёт? Любит груши и мёд.

Сладкоежкою слывёт. А ещё могу сказать, Очень любит он поспать. Страшно может он реветь. Кто, скажите, он … Медведь. Хозяин лесной просыпается весной, А зимой под вьюжный вой, Спит в избушке снеговой. Он в берлоге спит зимой, Под большущею сосной, А когда придёт весна, Просыпается от сна. Click всю зиму в шубе спал, Лапу мощную сосал. А проснулся, стал реветь. Этот зверь — лесной … Медведь.

Он крепко read article всю зиму напролёт, Не любит пчёл, Но очень любит мёд.

Ещё в лесу он любит пореветь. Ну, догадались? Правильно … Медведь. Белый камушек растаял, На доске листы оставил. Двенадцать братьев друг за другом ходят. Друг друга не обходят. Гуляет в поле, да не конь, Летает на воле, да не птица. Метель, вьюга. Гуляю в поле, Летаю на воле, Кручу. Бурчу, Знать ничего не хочу. Всем нам пригодится белая водица.

Из водицы белой, Всё что хочешь делай: Сливки, простоквашу, Масло в кашу нашу. Творожок на пирожок. Кушай, Ванюшка, дружок! Ешь, да пей, гостям налей, И коту не пожалей. Жидко, а не вода. Бело, а не снег. Деревянная шея, железный клюв. Толстый тонкого побьёт, Тонкий что-нибудь прибьёт. Молоток и гвозди.

Волшебные бобы до и после похудения аудио слушать бесплатно

Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке худ, голова с пуд. Что это? Красный нос в землю врос, А зелёный хвост снаружи, Нам зелёный хвост не нужен, Нужен только красный нос. За кудрявый хохолок Лису из норки поволок.

На ощупь очень гладкая, На вкус, как сахар сладкая. Красная девица сидит в темнице, А коса на улице. Красный спрятан корешок, Сверху виден лишь вершок. А подцепишь ловко — И в руках … Морковка. Без рук рисует, без зубов кусает. У избы побывал — Всё окно разрисовал, У реки погостил — Во всю реку мост мостил.

И в море не купаются, И нет у них щетинки, Но всё же называются они … Морские свинки. Через речку лёг — пробежать помог. Я над речкою лежу, Оба берега держу. Над рекою, поперёк, Великан однажды лёг. Через реку, по спине, Он ходить позволил. Несётся и стреляет, ворчит скороговоркой. Трамваю не угнаться, За этой тараторкой. Раскалённая стрела дуб свалила у села. Мягок, а не пух, Зелен, а не трава. В лесу у пня беготня, суетня: Народ рабочий весь день хлопочет, Себе дом строит.

На поляне возле ёлок Дом построен из иголок. За травой не виден он, А жильцов в нём миллион. Целый день сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, Всем надоедает, Ночь настанет, Тогда перестанет. А вот кто-то важный, На беленькой ножке. Он с красною шляпкой, На шляпке горошки. Ускользает как живое, Но не выпущу его. Link пеной пенится, Руки мыть не ленится.

Гладко, душисто, моет чисто. Маленький шарик под лавкой шарит. Маленькие ножки, Боится кошки, Живёт в норке, Любит корки. Маленький рост, длинный хвост, Серенькая шубка, остренькие зубки. Кот устроился у норки И не пьёт, ни ест ни корки. Круглый, мягкий, полосатый. Нравится он сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке ребятам. Может долго он скакать, И совсем не уставать.

Препарат для похудения нейросистема 7 отзывы игроков

На пол бросишь ты его — Он подпрыгнет высоко. Скучно не бывает с. Мы играть в него хотим. Бьют его, а он не злится, Он всё больше веселится. Ростом мал, да удал, От меня он ускакал. Бьют его рукой и палкой, Никому его не жалко.

А за что беднягу бьют? А за то, что он надут. Умею прыгать и катиться, А если бросят — полечу. Кругом смеющиеся лица: Все рады круглому … Мячу. Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке пальце одном ведёрко вверх дном. Голубой платок, Алый клубок, По платку катается. Людям улыбается.

сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке

Небо, солнце. Это что за потолок? То он низок, то высок, То он сер, то беловат, То чуть-чуть голубоват. А порой такой красивый — Кружевной и синий-синий! Постелен ковёр, Рассыпан горох. Ни ковра не поднять, Ни гороху не собрать. Небо и звёзды. Голубая простыня, Весь свет покрывает. Снег искрится ярко-ярко! Что за праздник к нам идёт? Будет ёлка и подарки, Дед мороз нам принесёт. Новый год. Всю жизнь ходят в обгонку, А обогнать друг друга не могут.

Два кольца, два конца, Посередине — гвоздик. У речки на пригорке чья-то норка. Зовут хозяйку норки тоже … Норка. Между двух светил Я в середине. Пять ступенек — лесенка, На ступеньке — песенка. Семь ребят на лесенке, Заиграли песенки. Без ног бегут, Без крыльев летят, Без паруса плывут. По горам, по долам, Ходит шуба да кафтан. Овца, баран. Шипит и злится, Воды боится, С языком, а не лает, Без зубов, а кусается.

Всё ест — не наедается, А пьёт — умирает. Он от злости ест дрова Целый час, а может два. Ты его рукой не тронь, Искусает всю ладонь. Летом — в огороде, Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, зелёные, А зимою — в бочке, Жёлтые, солёные.

Отгадайте, молодцы, Как зовут нас? На зелёной хрупкой ножке, Вырос шарик у дорожки. Ветерочек прошуршал, И развеял этот шар. Горел в траве росистой Фонарик золотистый.

Потом померк, потух, И превратился в пух. Посреди поля лежит зеркало, Стекло голубое, рама зелёная. Кто на своей голове лес носит? Круглый, зрелый, загорелый. Попадался на зубок, Попадался на зубок, Расколоться всё не мог, А потом под молоток, Хрустнул раз — и треснул бок. Мы варенья наварили.

Никому не говорили. Чудеса, чудеса! Как проведала … Оса. Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке — говорит, а сядет — молчит. Пусты поля, мокнет земля, Дождь поливает. Дни стали короче, Длинней стали ночи. Кто скажет.

Кто знает, Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке это бывает? Никто не пугает, а вся дрожит. Сер, да не волк, Длинноух, да не заяц, С копытами, да не лошадь. Что такое перед нами: две оглобли за ушами, На глазах по колесу, И сиденье на носу. Сидит Пахом на коне верхом, Сам неграмотный, а читать помогает. На носу сидим, На мир глядим, За ушами держимся.

У двух матерей по пяти сыновей, Одно имя им. Пальцы на руках. Тучек нет на горизонте, Но раскрылся в небе зонтик. Через несколько минут, Опустился check this out Парашют. Я пыхчу, пыхчу, пыхчу, Сто вагонов я тащу. Паровоз без колёс!

Вот так чудо-паровоз! Не с ума ли он сошёл — Прямо по морю пошёл! Рук нет, а строить умеет. Наткёт, наплетёт, Сядет и добычи ждёт. Восемь ног, как восемь рук, Вышивают шёлком круг. Мастер в шёлке знает толк. Покупайте, мухи, шёлк! Без станка и без рук, А холст ткёт. На потолке в сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, Висит сито, не руками свито.

Пять мальчиков, Пять чуланчиков. Разошлись мальчики, В тёмные чуланчики. Каждый мальчик — В свой чуланчик. Из меня кулич испечь удобно, Только есть его нельзя, дружок, Я сыпучий, жёлтый, несъедобный, Догадался, кто я? Я - … Песок. Наряд мой пёстрый, Колпак мой острый, Мои шутки и смех, Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке. Брови дугой, нос кочергой, На голове колпак, А сам весельчак.

Не царь, а в короне, Не всадник, а со шпорами, Не сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, а всех будит. Встаёт на заре, Поёт во дворе, На сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке гребешок. Кто же это? Первым просыпается пастух, Раньше пастуха встаёт … Петух. Гребень имею — не пользуюсь. Шпоры имею — не езжу верхом. Вот будильник во дворе, Будит всех он на заре. Красный, гладкий гребешок. Это — Петя … Петушок. Скоро ест, мелко жуёт, Сама не глотает.

Другим отдаёт. Принялась кума за дело, Заиграла и запела. Ела, ела дуб, дуб, Поломала зуб, зуб. Зубов много, а ничего не ест. Он бывает с толокном, С рисом, с мясом и пшеном. С вишней сладкою бывает. В печь его сперва сажают. А как выйдет он оттуда, То кладут его на блюдо, Ну, теперь зови ребят, По кусочку всё съедят. Каждый, каждый с ним знаком, - Вот берётся теста ком, Запекают в нём творог, Получается … Пирог.

Я родился в день дождливый, Под осиной молодой, Круглый, гладенький, красивый, С ножкой толстой и прямой. Золотое решето чёрных домиков полно.

Сколько чёрненьких домков, Столько беленьких жильцов. Удивительное солнце: В этом солнце сто оконцев, Из оконцев тех глядят, Сотни маленьких галчат. Небо застлано дождём. Как же мы гулять пойдём? Не горюй, ведь в огороде, Светит при любой погоде. В деревнях, на дачах, в сёлах, Наше солнышко … Подсолнух.

Длинной шеей поверчу, Груз тяжёлый подхвачу, Где прикажут — положу, Человеку я служу. Подъёмный кран. Поднимает великан Груды груза к облакам.

Там где встанет он, потом, Вырастает новый дом. Набита пухом, Лежит сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке ухом. Два брюшка, четыре рожка. Ног нет, рук. А в рубашке. В поле лестница лежит, Дом по лестнице бежит. Сухой тальник быстро загорелся, и огонь своим пламенем лизал дно котла. Котел быстро закипел. В щели между половинами крышки пошел белый пар; нужно открыть крышку, но старуха побоялась, так как не знала, что варит.

Пар все сильнее валит, так что крышку приподнимает. Старуха взяла за ручку крышки и осторожно приподняла. Дом моментально наполнился паром. Она взяла поварешку и начала осторожно мешать рыбу в котле. Не было конца ее радости и удивлению.

В котел заложила чешуи, а оказалась рыба! Старуха позвала старика и рассказала ему все: и разговор с карасем, и что она сделала. Старик стал радоваться и удивляться. Вдвоем радуются. Старуха поварешкой наложила в деревянную чашку вареной рыбы и подала старику на столик. Старик скрестил ноги и сел на краю нары. Он стал пить уху и есть вареную рыбу двумя палочками-сарби.

Старуха article source хвост рыбы, положила в чашку и подала кошке, которая с мяуканьем ходила вокруг старухи. Рыба была горячая, и кошка чуть рот не обожгла.

Она потрясла головой, передними лапками придавила рыбку, будто руками, и начала. Старуха сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке другой кусок вареной рыбы и подала собаке, которая сидела и просящим взглядом смотрела на. Для себя старуха вареную рыбу положила в сосуд, села на корточках на нары и начала сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке http://gaybrothers.monster/bilayt-96-dlya-pohudeniya-original-tsheslaviya.php и есть вареную рыбу.

В этот день они наелись досыта. Остатки вареной рыбы старуха наложила в чашку и вынесла под навес амбара. Старик и старуха решили лечь пораньше. Кошка досыта наелась и легла на спину на нарах. Собака легла на завалинке под окном, закрыла. Все спали. Вставай, ведь уже давно день. Почему мы сегодня так долго спали?! Солнце светит! Старуха проснулась. Правда, внутри сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке было светло.

Старик оделся и вышел. На улице было темно. На небе ярко мерцали звезды. Не было слышно голосов птиц. Дул легкий ветерок, у берега еле слышно плескались слабые волны.

Старик вернулся в дом, глянул на стену и увидел там кисет, не простой, а особенный, как солнце горящий, отчего в доме было светло, как в солнечный день. С тех пор старик со старухой зажили богато. В доме у них стало просторно, чисто, уютно; одежда их была вся из шелка и других дорогих тканей, в амбаре полным-полно всяких продуктов. Собака и кошка были сыты.

Однажды ночью, когда старик и старуха спали, пришли в дом две девицы, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке хотели украсть волшебный кисет, но, не найдя его, стали щекотать старуху и старика, чтобы они проснулись и сказали, где находится кисет.

Старуха и старик не в силах были дальше терпеть щекотки, указали им на кисет.

Эффективные средства для похудения цена отзывы мвд

Девицы забрали его и сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке. Кошка села на more info, и собака полезла в воду, поплыла через реку. Так они шли, переплывая реки и моря. Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке вечеру сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке к одной деревне.

Кошка собаке говорит:. После полуночи жди меня, будь настороже. Кошка слышит — в деревне люди пируют, шумят. В полночь стало тихо: погасли лампы, все легли спать. Когда все уснули, кошка тихо открыла дверь и вошла в дом хозяина. Обильно пировали! Много еды было съедено, много вина выпито! Хозяин в обуви, в одежде лежал на наре вверх лицом и храпел так, как будто гром гремел.

Руки и ноги его были раскиданы. Недалеко от него на боку лежала жена, тоже одетая, с открытым ртом, вместо подушки под головой у нее стоял табачный ящик. На боковых нарах спали девицы, которые украли кисет. Они лежали на шелковых матрацах, накрытые шелковыми одеялами.

Под их головами лежали мягкие пуховые подушки. На стене висел волшебный кисет, закрученный проволокой. В доме было светло как днем, все блестело. Кошка посмотрела по сторонам, вспомнила, что после пира за остатками пищи приходят крысы; она притаилась у плиты и стала ждать воришек.

Недолго кошке пришлось ждать. Из-под столба, который стоял около входа, осторожно вылезла огромная крыса. Она повела своим носом, понюхала воздух, разглядывая все своими зоркими глазами. Долго она сидела в норе и ждала, пока кончится пир и люди уснут, чтобы полакомиться остатками пищи. Теперь ее время пировать! Крыса кубарем покатилась на печку, где находилась каша, но не успела она притронуться к каше, как оказалась в лапах кошки, которая прыгнула на нее, придавила так, что та задохнулась и не могла пискнуть.

Крыса сильно испугалась.

  • turboslim-lipoevaya-kislota-i-karnitin-tsena-siktivkar
  • Кофейный напиток здоровье из ячменя и ржи польза и вред
  • pohudenie-s-pomoshyu-semyan-lna-effekt

От испуга сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке нее чуть сердце не разорвалось. Она знала, что в лапы кошке попадешься — живой не уйти. Ведь кошка-крысиный черт! Если люди проснутся, то ты обязательно умрешь, никуда ты от меня не уйдешь. Я бы тебя сейчас удавила, но мне нужен кисет, который висит на стене, проволокой сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке.

У тебя острые зубы, ты перегрызи проволоку и кисет отдай. Если ты этого не сделаешь, я тебя убью. Если добудешь кисет, я тебя не трону, а твою нору заполню кашей, горохом, лепешками, сахаром. Будешь жить сыто и богато. Я сделаю все, что ты прикажешь. И сталь грызть буду и железную проволоку поломаю, а кисет добуду. Кошка отпустила крысу. Сама же села на плиту и стала наблюдать, что делает крыса. В это время зашевелилась девица, которая лежала на наре и во сне бормотала:.

Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке со стоном зашевелилась девица, которая лежала на другой наре, и во сне начала сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке.

Это потому, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке в доме нет кошки, привольно живут. Так побормотав, повернулась в угол и захрапела. А крыса снова начала грызть: дринь-дринь, дринь-дринь. Затем кошке шепотом говорит:. Крыса грызла-грызла и порвала последнюю проволоку, схватила кисет зубами и побежала к кошке. В это время хозяин, который спал на нарах, проснулся. Кошка схватила кисет зубами, перепрыгнула через плиту, оттуда через бумажное окно на улицу и умчалась на берег.

На берегу собака ждала кошку. Кошка вскочила на спину собаке, крепко-накрепко держа в зубах кисет. Собака прыгнула в воду и быстро поплыла на другой берег реки. Жена его зажгла лампу. Все искали вора по дому, но не нашли. Зажгли факел, вышли на улицу и начали искать следы вора. Никаких следов не.

А крыса юркнула к себе в нору и ела кашу, горох, лепешки, сахар. Собака и кошка, переплывая моря и реки, наконец-то к утру добрались до дома.

Кисет снова повесили на стену и легли спать. Старик утром проснулся, видит-в доме снова светло, волшебный кисет висит на стене, а на наре спят молодец и девица. Старик разбудил старуху и говорит:. Старик и старуха сильно обрадовались тому, что кисет снова вернулся в дом, и тому, что они приобрели детей. Они снова богато зажили.

Старик сетками и острогой рыбу промышлял, старуха по хозяйству заботилась и помогала своей невестке, а молодец в тайгу ходил, зверя и дичь добывал. Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке он был такой охотник, что всякий зверь, увидев дорогу молодца, прежде сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке перейти ее, плакал, всякая птица, перед тем как над ним пролететь, рыдала.

Жили двое детей с отцом. Отец думал — грамоте ли своих сыновей учить или охотиться учить. Потом решил — охоте буду их обучать. Стал отец учить своих сыновей, как след разных, зверей распознать, как по голосам птиц узнавать, как солнце и звезды путь в тайге указать могут. Как-то рано утром братья вместе охотиться пошли. Идут, идут по тайге, вдруг видят — медведь им навстречу идет. Начали они медведя подкарауливать. Только в медведя хотели выстрелить, а медведь говорит:. Пошли. Вдруг тигра увидели.

К нему подкрадываться начали, только хотели выстрелить, а тигр говорит:. Так шли, шли вместе два брата, потом из-за зверей спорить начали. Потом всех своих зверей поделили. Шел, шел младший брат по тайге, потом click гору стал подниматься.

На вершине горы остановился, вниз посмотрел и видит — внизу город стоит. В городе на каждом доме черный флаг. Молодец думает: Надо этот город посмотреть. Пошел по направлению к городу. Пришел. В один маленький дом вошел. В домике этом старик да старуха жили. Молодец старуху спрашивает:. Змей тот сказал, чтобы за пятнадцать дней невесту к нему привели. Если не приведут, тот змей угрожает, что всех жителей города сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке.

Только семь дней осталось. Старуха бегом к царю побежала и рассказала ему о том, что сказал удалец. Царь к старухе домой пошел, молодцу-удальцу говорит:. Молодец пошел к царской дочке. А потом он с ней вместе змея убивать пошел. А царь думает-наверное, дочь мою в другое, чужое место увезут. Слуге своему говорит:. Если парень в сторону от змея пойдет, стреляй в него!

А молодец-удалец немного прошел и сел. Потом услышал-что-то гремит. Вдруг увидел-змей ползет. Змей только прыгнуть хотел, молодец-удалец кинжалом размахнулся, рубанул-шесть голов у змея сразу срезал. Взвился змей, еще на молодца прыгнул, а тот снова размахнулся, рубанул-еще три головы срезал. Собрав последние силы, змей еще раз на удальца-молодца прыгнул, а тот еще раз рубанул кинжалом и совсем змея прикончил.

Медведь охранял-охранял, да и начал дремать. Тогда тигру сказал:. Тигр стал охранять удальца-молодца. Тигр охранял-охранял молодца-удальца, да вдруг и задремал.

Тогда тигр говорит волку:. Вот заяц молодца-удальца охранять начал. Поохранял-поохранял, да и тоже задремал. Подремал-подремал, visit web page потом и совсем уснул.

После того как заяц уснул; царский слуга, следивший за ними, подкрался, кинжал молодца взял и отрубил ему голову. Дочка царя проснулась и пошла на берег. Видела она, как молодец-удалец отдыхать ложился. А царский слуга говорит more info. Пошли вместе к царю.

Там пировать начали. Вдруг медведь проснулся, на молодца-удальца посмотрел, увидел: голова молодца отрублена. Медведь сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке своих товарищей разбудил. Тогда тигра спрашивает:. Прошло немного времени, и заяц возвратился. Принес две бутылочки лекарства. Тогда голову удальца начали лекарством лечить.

Медведь голову молодца взял, к шее приклеил. Молодец встал, но оказалось, что голову молодца поставили не. Тогда голову молодца сняли, а потом уж правильно поставили. Молодец-удалец прежним.

Тогда он решил прямо к царю идти. Вот входит удалец в дом царя, а царская дочка к нему навстречу бежит, обнимает молодца и говорит отцу:. Царь сказал, что слугу казнить. Свою дочь царь молодцу-удальцу в жены отдал. Молодец-удалец на дочери царя женился. Однажды удалец пошел на охоту. Идет и видит, что на вершине дерева старуха сидит. Удалец говорит:. Зря их боишься! Старуха ветку сломила, удальцу подала и говорит:. Молодец старухины слова выслушал.

Собак своих немного побил. Потом на собак взглянул и видит, что собаки его все начали окаменевать. Сам он тоже начал окаменевать…. Молодец-удалец быстро мячик свой из-за пазухи вытащил и вверх повесить едва успел. Потом камнем. Тогда брат молодца-удальца ружье свинцом зарядил и в старуху выстрелил.

Свинцовая пуля назад отскочила. Потом он стальной пулей ружье зарядил, еще раз в старуху выстрелил. Тогда старуху наповал убил. После этого младший брат его снова человеком сделался. Помирились тут братья и больше не спорили.

Диета ц 10

Молодец-удалец к жене своей пошел. Вместе с братом в этом городе стали жить. На охоту всегда вместе ходили. Хорошо стали жить. Оба хорошими охотниками стали. Много разных зверей добывали. Медведей, тигров, волков, лисиц, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, енотов, выдр, соболей, лосей, изюбрей, кабанов и зайцев много убивали.

Близко ли, далеко ли, не знаю где, жил один старик. У старика всего богатства-то было сито лубяное плетеное, ковшик серебряный да колотушка деревянная. Нет, мы лишь ранили ее, повредили, истоптали, исцарапали, ожгли огнем. Но страху, смятенности своей не смогли ей передать, не привили и враждебности, как ни старались. Тайга все так же величественна, торжественна, невозмутима. Мы сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке себе, будто управляем природой и что пожелаем, то и сделаем с нею.

Но обман этот удается до тех пор, пока не останешься с тайгою с глазу на глаз, пока не побудешь в ней и не поврачуешься ею, тогда только воньмешь ее могуществу, почувствуешь ее космическую пространственность и величие. С виду же здесь все просто, всякому глазу и уху доступно. Вон соболек мелькнул по вершинам через речку, циркнул от испугу и любопытства, заметив наш костер. Выслеживает соболек белку, чтобы унести своим соболятам на корм. Птица, грузно садившаяся ночью в дерево, была капалуха, на исходе вечера слетавшая с гнезда размять крылья.

Лапы у нее закостенели под брюхом от сидения и неподвижности, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке цеплялись за ветви, оттого сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке так долго и громоздилась при посадке. Осмотревшись с высоты, не крадется ль к яйцам, оставленным в гнезде, какой хищник, капалуха тенью скользнула вниз подкормиться прошлогодней брусникой, семечками и, покружив возле дерев, снова вернулась к пестрому выворотню, под которым у нее лежало в круглом гнезде пяток тоже пестрых, не всякому глазу заметных яиц.

Горячим телом, выщипанным до наготы, она накрыла яйца, глаза ее истомно смежились — птица выпаривала цыпушек — глухарят. Близко от валежины прошла маралуха с теленком.

Пошевеливая ушами из стороны в сторону, мать тыкала в землю носом, срывая лцсток-другой — не столько уж покормиться самой, сколько показать дитю, как это делается.

Забрел в Опариху выше нашего стана сохатый, жует листья, водяную траву, объедь несет по речке. Сиреневые игрушечные пупыри набухли в лапах кедрачей, через месяц-два эти пупырышки превратятся в крупные шишки, нальется в них лаково-желтый орех. Прилетела жарового цвета птица ронжа, зачем-то отвинтила, оторвала лапами сиреневую шишечку с кедра и умахала в кусты, забазарив там противным голосом, не схожим с ее заморской, попуганной красотой.

От крика иль тени разбойницы ронжи, способной склевать и яички, и птенцов, и саму наседку, встрепенулся в камешках зуек, подбежал к речке и не то попил, не то на себя погляделся в воду, тут же цвиркнула, взнялась из засидки серенькая трясогузка, с ходу сцапала комара иль поденка и усмыгнула в долготелые цветочки с багровым стеблем.

Цветочки на долгой ножке, листом, цветом и всем обличьем похожие на ландыши. Но какие же тут ландыши? Это ж черемша. Везде она захрясла, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке жесткой и только здесь, в глуби тайги, под тенистым бережком, наливается соком отдавшей мерзлоты. Да утро ж накатило! Прозевал, не заметил, как оно подкралось. Опал, истаял морок, туманы унесло куда-то, лес обозначился пестрядью стволов. Сова, шнырявшая глухой полночью над речкой и всякий раз, как ее наносило на свет костра, скомканно шарахавшаяся, ткнулась в талину, уставилась на наш табор и, ничего-то не видя, на глазах оплывала, уменьшалась, прижимая перо ближе к телу.

Взбили воду крыльями, снялись с речки крохали, просвистели над нами, согласно повернув головы к костру, чуть взмыли над его вытянутым, вяло колеблющимся дымом. Все было сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке надо!

И я не хочу, не стану думать о том, что там, за тайгою? Не желаю! И хорошо, что северная летняя ночь коротка, нет в ней могильной тьмы.

Будь ночь длинна и темна, и мысли сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке темные, длинные в башку лезли, и успел бы я воссоединить вместе эту девственную, необъятную тишину и клокочущий где-то мир, самим же человеком придуманный, построенный и зажавший его в городские щели. Хоть сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке одну ночь да отделился я от него, и душа моя отошла, отдохнула, обрела уверенность в нескончаемости мироздания и прочности жизни.

Тайга дышала, просыпалась, visit web page. А капля? Я оглянулся и от серебристого крапа, невдали переходящего в сплошное сияние, зажмурил. Травы покорно полегли, цветы сникли, хвоя на кедрах счесалась острием долу, черемуховые кисти за речкой сваляло в ватку, ребята съежились возле пригасшего огня, подвели ноги к животам, псы поднялись, начали потягиваться, зевая с провизгом широко распахнутыми, ребристами пастями.

Кукла шевельнула извинительно хвостом, затворила рот. Тарзан истошно взвизгнул, завершая сладкий зевок, и принялся отряхиваться, соря песком и шерстью. Я отогнал его от костра, разулся, пристроил на колышки отсыревшие в резиновых сапогах портянки и, закатав штаны, побрел через речку.

Стиснуло, схватило льдистыми клещами ноги, под грудью заломило, замерло, появилась тошнота. Но я перебрел через речку, напластал беремя черемши, бросил ее у костра, обулся и уловил взглядом — где-то в вершине соседней речки — Сурнихи, за горбом осередыша, за лесами, за подтаежьем обозначило себя солнце.

Еще ни единый луч его не прошил острой иглой овчину тайги, но по небу во всю ширь расплылась промоина, и белесая глубь небес все таяла, таяла, обнажая блеклую, прозрачно-льдистую голубизну, в которой все ощутимей глазу или другому, более памятному и восприимчивому зрению, виделась пока несмелая, силы не набравшая теплота. Живым духом полнилась округа, леса, кусты, травы, листья. Залетали мухи, снова защелкали о стволы дерев и о камни железнолобые жуки и божьи коровки; бурундук умылся лапками на коряжине и беззаботно деранул куда-то; закричали всюду кедровки, костер наш, едва верескавший, воспрянул, щелкнул раз-другой, разбрасывая угли, и сам собою занялся огнем.

От звука ахнувшего костра совсем близко, за тальником, что-то грузно, с храпом метнулось и загромыхало камнями. Собаки хватили в кусты, сбивая с них мокро, лая вперебой, сонная сова зашаталась на талине, запурхалась, но отлететь далеко не смогла, плюхнулась за речкой в мох. Тарзан, предположив, что с ним играют, полез на Колю грязными лапами.

Тот его завалил на песок, хлопнул по мокрущей пузе сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, что брызги полетели. Балуется братан, значит, отлегло. Поплавок коснулся воды, выправился, бойким острием пошел вдоль дерева. Меня потянуло на зевоту, и, только рот мой распялило судорогой, поплавок безо всяких толчков и прыжков исчез в отбойной струе; я не успел завершить сладостный зевок — на удочке загуляла сильная рыбина, потянулась под сучковатый реальные форум бдо отзывы редуслим, уперлась в нахлестный вал отбоя.

Но я не дал уйти хариусу под кедр — там он запутается в сучках, сорвется, быстро повел сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке и ходом вынес на опечек. Забился, засверкал боец-удалец на короткой леске, сгибая удилище, обручем завертываясь в кольцо — ни одной из речных рыб не извернуться на леске кольцом, только хариус с ленком такие циркачи!

Выспались, взбодрились! Вам бы еще сельдюка в придачу! Но please click for source и без Акима обходились хорошо. Пока пили чай, подначивали меня, дразнили собак, проворонивших сохатого. Солнце разом во всем сиянии поднялось над лесом, пробив его из края в край пучками ломких спиц, раскрошившихся в быстро текущих please click for source Опарихи.

Далеко-далеко возник широкий шум, ветер еще не достиг нашего стана, но уже из костра порхнули хлопья отгара, трепыхнулась листва на шипице, залопотала осина, порснула черемуха в речку белыми чешуйками. И вот сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке сперва густые вершины кедрачей, затем дрогнул и сломился крест на высокой ели, лес задвигался, закачал ветвями, и первый порыв ветра пробился к речке, выдул огонь из костра, завил над ним едкий дым, однако валом катившийся шум еще был далек, еще он только набирался мощи, еще он вроде бы не решался выйти на просторы, а каждое дерево, каждая ветка, листок и сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке гнулись все дружней, монолитней, и далекий шум тайги, так и не покидая дебри, принял сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке себя, собрал вместе, объединил движение всех листьев, трав, хвоинок, ветвей, вершин, и уже не шум, шумище, переходящий в раскатное гудение, грозно покатился валами по земле, вытянуло из-за лесов одно, второе облако, там уж барашковое пушистое стадо разбрелось во всю ширь озора и link чуть заметной притемненности, как бы размазавшей обрез неба и кромку лесов, объединив их вместе, угадывались с севера идущие непогожие тучи.

Вот отчего так тяжело было дышать вчера, воздух, смешанный с тестом гнуса, изморностью сваривал тело, угнетал сердце — приближалось ненастье. Шли. Рыбачили мало. Ветер расходился, а с ветром на Енисее, да еще с северным, шутить нельзя, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке у нас старая, мотор почти утильный, правда, лоцманы бывалые.

Тайга качалась, шипели ветви кедрачей, трепало листья березняков, осин и чернолесья. Коля все настойчивей подгонял нас, ругал Тарзана. Тот совсем не мог идти на подбитых, за ночь опухших подушках лап, отставал все дальше и дальше, горестно завывал, после заплакал голосом. Мы хотели его подождать и понести хоть на себе, но брат закричал на нас и побежал скорее к Енисею. Чем ближе была река, тем сильнее напоры ветра. В глуби тайги он ощущался меньше, и шум тайги, сплошняком катящийся над головами, не так уж и пугал.

Но по Енисею уже ходили беляки, ветер налетал порывами, шум то нарастал, то опадал, шторм набирал силу, разгоняя с реки лодки и мелкие суда. Но ты-то ты-то че думаешь своей башкой? Ждать придется. Отлежится в тайге, голодухи хватит, умней. Переходили на подветренную сторону, под крутой берег, и теперь только стало ясно, отчего сердился Аким, мирный человек. Через нос лодки сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, порой накрывая всю ее волной. Мы вперебой выхлестывали воду за борт банкой, веслом, ведром.

Банка и весло — какая посуда? Я сдернул сапог, принялся орудовать. Аким, сжимая ручку руля, рубил крутым носом лодки волну, улучив момент, одобрительно мне сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке. Сын, не бывавший на больших реках в штормовых переделках, побледнел, но работал молча и за борт не смотрел.

Моторишко, старый, верный моторишко работал из последних сил, дымясь не только выхлопом, но и щелями. Звук его почти заглухал, все в нем натужно дрожало, когда оседала корма и винт забуривался глубоко, лодка трудно взбиралась по откосу волны, а выбившись на гребень, на белую кипящую гору, мотор, бодро попу кивая, бесстрашно катил ее снова вниз, в стремнины, и сердце то more info в груди, упиралось в горло, то кирпичом опадало аж в самый живот.

Но вот лодку перестало подымать на попа, бросать сверху вниз, воду не заплескивало через борт, this web page нос еще нет-нет да и хлопался о волну, разбивал ее вдребезги, Аким расслабился, сморкнулся за борт поочередно из каждой ноздри, уместив ручку руля под мышкой, закурил и, жадно затянувшись, подмигнул.

Коля свалился на подтоварник возле обитого жестью носа лодки, засунул голову под навес, накрылся брезентовой курткой, еще Акимовой телогрейкой и сделал вид, что заснул.

Иссе на рыбалку поедем? Мокрый с головы до ног, сын пополз по лодке на карачках, привалился к Коле. Тот его нащупал рукой, притиснул к себе, попытался растянуть на двоих свою куцую телогрейку. За кормой, за редко и круто вздымающимися волнами осталась речка Опариха, светлея разломом устья, кучерявясь облаками седоватых тальников, красной полоской шиповника, цветущего по бровке яра. Дальше смыкалась грядой, темнела уже ведомая нам и все-таки снова замкнутая в себе, отчужденная тайга.

Белая бровка известкового камня и песка все резче отчеркивала суземные, отсюда кажущиеся недвижными леса и дальние перевалы от нас, от бушующего Енисея, и только бархатно-мягким всплеском трав по речному оподолью, в которых плутала, путалась и билась синенькой жилкой речка Опариха, смягчало даль, и много дней, вот уже и лет немало, только закрою глаза, возникает передо мной синенькая жилка, трепещущая на виске земли, и рядом с нею и за нею монолитная твердь тайги, сплавленной веками и на века.

Несколько лет спустя после той памятной и редкой в нынешней суетливой сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке ночи, проведенной на Опарихе, пришла телеграмма от брата, в которой просил он меня срочно приехать.

Не сломила его болезнь сердца, он сломил. Но беда не ходит одна, привязалась пострашнее хворь — рак. И дураку понятно — зимой! Считай, на полгода я их наякорил! Среди вокзала на замытом стайл отзывы худеющих бой стояла белая лужа — кто-то разбил банку с молоком. Под обувью хрустело стекло, по залу растаскивалось мокро, и, сколь ни наступали в молоко грязной обувью, оно упорно оставалось белым и как бы корило своей непорочной чистотой всех нас, еще недавно загибавшихся от голода.

Модные сиденья, обтянутые искусственной кожей, порезаны бритвочками. Заслеженный задами, пупырился грязный поролон меж лепестков испластанной кожи. В вокзале жужжала мухота, со вкрадчивым пеньем кружился комар, кусал ноги, забивался под юбки женщинам, и которые еще не обрядились в брюки сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке их тут уже не криком моды, а предметом необходимости.

По стеклам окон упрямо взбирались и скатывались вниз опившиеся комары. Мальчишка с заключенной в гипс правой рукой левой принялся плющить комарье. По стеклам с одной стороны текли красные капли, с другой светлые, дождевые. Путь их по стеклу совпадал, порой и зигзаги повторялись, но кровавые и светлые потеки, смешиваясь, не смывали друг дружку, и блазнилась в той картинке на стекле какая-то непостижимая, зловещая загадка бытия.

Женщина уложила больную руку мальчика себе на колени, самого придавила плотнее к боку и, глубоко вздохнув, успокоилась. Разболтав бутылку с дешевым вином, он начал пить из горлышка, судорожно шевеля фигушкой хрящика, напрягшись жилками, взмыкивая, постанывая.

Пилось ему трудно, не к душе, и отхлебнул он каплю, однако крякнул вкусно, потряс головой и возвестил: — Хар-раша, стерва! Все деньги на штрафы уходят. И у самолета выкомуривался мужичонка. У самолета, как водится в далеких, полубеспризорных аэропортах, пассажирам сделали выдержку. Летчики тут утомлены собственной значимостью и если не выкажут кураж, вроде бы как потеряют себе цену. Взлетные полосы располагались в низине, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке аэродрома простирались болота и кустарники.

После нудного, парного дождя людей заживо съедал комар. Мужичонку-хохмача комары не кусали по причине проспиртованности его тела — объяснил он и молотил своим наклепанным языком, измываясь над женщинами — они хлопали по икрам ладонями, сжимали ноги, иные, преодолев стеснение, выгоняли зверье из-под подолов руками.

Жге-о-оть сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке Умы-най зверь, ох, умы-най! Чует, где мясо слаще! Я вот те как шшалкну, дак опрокинесся! Экой же кровопивец!

Камень бы один здоровущий всем вам на шею да в Анисей! Напился, нажрался, силищи много, кровь заходила, драться охота. Меня бить не с руки — я понужну дак!. Издыбал, кобелище, измутузил мужичонку. Теперь, как барин, на всем готовеньком в тюрьме — никто такое золото не украдет, и еще передачу требует.

Красота — не жись! А инвалидишко в больнице. Вот я и вертюсь-кручусь: одну передачу в больницу, другу в тюрьму, да на работу правься, да ребятенчишка догляди, да свекрухе потрафь… И все за-ради чего? Чтоб дорогому муженьку, вишь ты, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке весело… У-у, лягуха болотная! Твой муж в тюрьме, не бывать бы мне!. Мужичонка сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке и кривляка, но черту, за которой от слов переходят к действиям, не переступил и с молодухи переметнулся на меня, что-то насчет моей шляпы и фигуры вещал.

Я не дал ему разойтись. Это че же тако? Ни проходу, ни проезду от них добрым людям! Чалдоны-молодцы давнулись у лесенки и внесли друг дружку в салон самолета, отринув в сторону женщин, среди которых две были с детьми. Экие бойкие за вином пластаться да баб давить! Довольнехонькие собой мужички и парни с хохотом, шуточками удобно устраивались на захваченных местах, подковыривали ротозеев. Я пропускал женщин вперед — как-никак Высшие литературные курсы в Москве кончил, два года в общежитии литературного института обретался — хватанул этикету и в результате continue reading без места.

Я простоял всю дорогу средь салона, меж сидений, держась за багажную полочку, и не надеялся, нет, а сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке загадал себе загадку: предложит мне кто-нибудь из молодых людей место, хотя сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке с середины пути? Пилот прицепил меж сидений неширокий ремень, похожий на конскую подпругу, кивнул мне, предлагая, должно быть, садиться.

Я вежливо его поблагодарил. Мужичонка послушно унялся. Куриная его шея, изветвленная сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, сломилась, голова, напоминающая кормовую турнепсину, закатилась меж сиденьем и стенкой самолета, потряхивалась, стуча о борт.

Пассажиры все тоже задремали. Самолет шел невысоко, трещал хоть и громко, но миролюбиво, по-свойски и, когда проваливался в яму и, натужно гудя, выбирался из нее, чудилось какое-то извинительное хурканье и дребезжанье, словно бы он отряхивался на ходу от прилипшего облака, беря новый рубеж в гору.

Я перевел дух — как все-таки липучи, надоедны пьяницы и как стыдно видеть и слышать ерников, в особенности пожилых, мятых жизнью, выставляющих напоказ свою дурь. Подкузьмили меня летаки, место сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке. Но не бывает худа без добра: самолет почти все время летел над Енисеем и, стоя на ногах, сколько красот я увидел в оконце! Уроженец горных мест, я и не знал, что по среднему Енисею простираются неоглядные заболоченные низины с редкими худыми лесами, с буроватыми болотами и желтыми чарусами средь.

Пятна и борозды озер с рябью утиных табунов, с белыми искрами лебедей и чаек возникали под левым крылом в то время, как под правым, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке берегом красным крохалем бежал навстречу красный бакен и над ним, наклоненные, рыжели утесы или выломы гор, меж которыми по щелям, цепляясь друг за дружку, бежали кверху деревья: желто пенящаяся акация, жимолость, бересклетник и белопенная таволга.

Добравшись до верху, одно какое-нибудь дерево раскидывало там просторно и победно ветви. Поле реки, точно от взрывов мин, опятнанное воронками — кружилась вода на подводных каргах, было широко и в общем-то покойно, лишь эти вот воронки да царапины от когтей каменных шиверов и в крутых поворотах сморщенная, как бы бороной задетая, гладь только и оказывали, что внизу под нами все же не поле, а река, наполненная водой и неостановимым движением.

Приверхи чубатых островов пускали стрелы продоль воды, лайды там и сям, отделившиеся от реки светлыми, ртутно-тяжелыми рукавами, катились в леса и терялись в. Просверки серебра и золота на воде, клочок ярко белеющей пены на горбине реки, скоро оказавшийся теплоходом; песчаные отмели, облепленные чайками, с высоты скорее похожими на толчею бабочек-капустниц; вороны, скучающие над обсыхающим таем, в которых им всегда остается пожива; шалаш, наскоро крытый еловой корою; на зеленом мыске костерок, пошевеливающий синим лепестком дыма, при виде сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке защемило сердце, как всегда, захотелось к этому костерку, к рыбакам, кто бы они ни были, как бы ни жили в городу, у реки непременно приветны и дружелюбны.

За рукав меня дергала молодуха. Всю дорогу она сидела, закрыв глаза, уронив на колени крупные красные руки — на сплаве или на скотном дворе работает. Я сказал ей, зачем лечу, и она опечалилась. Шоферил он в совхозе.

Худой сделался, шибко худой. Узнаешь ли? Бедами и горем точенная, по-женски чуткая, она не стала больше меня тревожить разговорами, снова прикрыла глаза, наслаждаясь редким покоем и отдыхом, а скорее всего страдала, мучилась в себе и про. Гудел, покачивался самолетик, дребезжал железной дверцей. Вдруг его качнуло, ровно бы предоставляя мне возможность увидеть еще раз реку и землю, но уже опрокинутыми на ребро, небо в самом окошке — протяни руку и хватай сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке ваты из облака.

Круг завершился, и самолет по наклонной катушке реки заскользил к поселку Чуш. С воздуха Чуш похож на все приенисейские селения, разбросанные в беспорядке, захламленные, безлесые, и если бы не колок тополей, когда-то сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке кем-то посаженных среди поселка, не узнал бы я. Вокруг поселка и за речкой, в устье, разжульканном гусеницами, раскинулся, точнее сказать, присоседился к широкой поляне, заросшей курослепом, сурепкой и одуванчиками, чушанский аэродром с деревянным строением, нехитрым прибором да двумя рядками фонарей-столбиков.

На аэродроме паслись коровы, телята, кони, и когда наш самолетик, зайдя с Енисея, начал снижаться, целясь носом меж посадочными знаками, едва видными из травы, впереди самолета долго бежал парнишка в раздувающейся малиновой рубашонке и сгонял хворостиной с посадочной полосы пегую корову, неуклюже, тяжело переваливающую вымя.

Казалось, самолет вот-вот настигнет корову, торнет ее под норовисто поднятый хвост, но все закончилось благополучно; и парнишка, и корова, и пилоты, должно быть, привыкли ко всему тут и как бы даже поиграли немножко, позабавлялись. Из самолета я вышел следом за пилотом, с выверенным форсом приспустившим на правый висок синий картуз с эмблемой, на глаз, глядящий сквозь людей в пространства.

Второй пилот волок под мышкой на волю разоспавшегося, ничего со сна не понимающего мужичонку. Он цапался руками за сиденья, заплетался ногами, чего-то бормотал. Пилот вышвырнул его из самолета. Шмякнувшись в траву, мужичонка ойкнул, проснулся, куражливо потребовал головной убор. Пилот пошарил рукой под сиденьем, выбросил мятую кепку мужичонке. Хлопнув ею о колено, мужичонка ткнул сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке в середку и надел головной убор задом наперед.

По пути с аэродрома мужичонка останавливался возле каждого дома, подробно повествуя, как его судили, сколь отвалили, как достойно, можно сказать, героически вел он себя на суде и как ему славно погулялось в Енисейске в честь такой победы. Около старой дощаной будки караульщиком местной водокачки стояла баба в старом пиджаке, с мулатски-костлявым коричневым лицом.

Поджидая мужа, который явно не спешил домой, она сжимала в руке сырую черемуховую палку. Странное такое прозвище мужичонка получил за свои причудливый смех.

Цыть, пустобреха! На кого хайло дерешь?! Дамка в Чуши, да и на белом свете очутился по недоразумению. В первом случае мать, обсчитавшись в сроках, зачала его, во втором расписание подвело. Завербовавшись в Игарку на Карскую, Дамка кутил дорогой, пропивал подъемные. В Чуши побежал на берег за вином, в очереди затрепался, пароход сократил стоянку, и он от него отстал. На местном катере вернулась в Чуш его бедолажная супруга, ни слова не говоря, выхватила полено и дубасила мужа до тех пор, пока не выдохлась.

Воткнув полено обратно в поленницу, она еще пнула мужа, села на дрова и стала громко причитать, обсказывая незнакомым людям свою горькую жизнь.

Пестрому населению Чуши Дамка пришелся ко двору — всю жизнь сшибающий бабки, он не мог быть чушанцам угрозой в смысле наживы, он даже дополнил и разбавил своим ветреным нравом и плевым отношением к богатству угрюмый и потаенный сброд.

Дамку презирали, но терпели, забавлялись им, считали его да и всех сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке людей простодырками, не умеющими жить, стало быть, урвать, заграбастать, унести в свою избу, в подвал, в потайную яму со льдом, которая есть почти в каждом чушанском дворе.

С того дня, как появилась невестка-абаасы, несчастье за несчастьем постигают Хара Хаана. Скот его и приплод от них стали погибать или убежать в лескоровы перестали доиться. Старушка Б. Она довольна. Конь рассказывает ХХ о поступке девки-абаасы в вар. Сын ХХ привозит домой свою настоящую жену, девку-абаасы наказывает ], [с тарушка Сюютюгюйээнсев на быка-вошь, поехала на запад. В усадьбе богача нашла обломок лопаты и старый веник. Поехала сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, к свежей могиле, выкопала из неё мертвую девушку, которая ожила.

Сын Хара Хаана влюбляется в девушку и женится на ней в некоторых вариантах: сын шамана. По дороге домой парень остался охотиться, а жена, забыв предупреждение мужа, поехала по запрещенной дороге. Приехала к девке-абаасы, которая убивает её, а сама едет к ХХ. Абаасы-девка приехала.

Ягоды годжи где щас

В тех местах, куда ступала её нога, появляются насекомые-черви. Муж догадался кто это, сел на абаасы-девку верхом. Амур — Сахалин. СВ Азия. Чукчи зап.

Инупиат Северной Аляски Пойнт Хоуп [девушка отвергает женихов, видит на земле отдельную голову, берет в мужья; отец находит голову, протыкает глаз палкой, выбрасывает; девушка идет по кровавому следу на дно моря; там муж, жена и их сын бывшая голова с выколотым глазом; он ее прогоняет; одна дорога ведет на землю, другая вверх на небо; девушка идет вверх, муж-голова кричит, что это не та дорога, но девушка продолжает подниматься; на небе человек сдергивает с нее всю одежду; старуха прячет ее, дает ведро с водой и кусками китовой кожи; девушка выплескивает это в лицо тому человеку, убивая его; в доме Месяца в ведре с водой плавают все морские животные; через отверстие в полу девушка видит свой дом на земле; старуха и девочка плетут ей веревку из сухожилий; на земле девушка недостаточно быстро открывает глаза, поэтому превращается в паука происхождение пауков ]: Ostermann В закладки.

Пока бросил. Жила-была девочка. Сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке ее Айога. Все сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке любили и говорили, что красивее ее никого нет ни в одном стойбище. Загордилась Айога. Стала часто любоваться собою. Глядит на себя — не наглядится. То в медный таз начищенный смотрится, то своим отражением в воде любуется. Лучше я лепешку той девочке отдам, которая рук своих не жалеет…. Рассердилась Айога. Пошла на реку, села на берегу и смотрит на свое отражение в воде.

А соседская девочка стоит рядом и лепешку жует. Потекли слюнки у Айоги. Стала она на девочку поглядывать. Шея у нее и вытянулась — стала длинная-длинная. Разозлилась тут Айога. Побелела вся от злости, зашипела, пальцы растопырила, замахала руками — и руки в крылья превратились.

Не удержалась Айога на берегу. Бултыхнулась в воду и обратилась в гуся. Плавает и кричит:. Плавала, плавала, пока говорить не разучилась.

Все слова забыла. Только имя свое не забыла, чтобы с кем-нибудь ее, красавицу, не спутали. Чуть людей завидит, кричит:. Старик рыбу промышлял, а старуха дома хозяйством занималась. Не было у них see more детей, ни друзей. Были только собака да кошка. Старик поймает рыбку, а старуха разделает ее и приготовит пищу. Рыбьими костями кормили собаку и кошку, из рыбьей кожи шили себе одежду и прочие вещи.

Однажды старик с промысла привез только одну рыбку — карася, отдал его старухе, а сам у берега начал мыть сетку. Затем ее повесил, чтобы она высохла. Старуха пришла домой, села на полу и хотела приступить к разделке рыбы своим острым ножом, как вдруг карась заговорил человеческим голосом, взмолился:. Старуха испугалась и удивилась:. Старуха сделала так, как просил карась: отпустила его в реку без чешуи. Чешую же всю собрала в горсть и положила в котел, налила воды, посолила, накрыла котел крышкой, потом зажгла очаг и начала варить.

Сухой тальник быстро загорелся, сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке огонь своим пламенем лизал дно котла.

Котел быстро закипел. В щели между половинами крышки пошел белый пар; нужно открыть крышку, но старуха побоялась, так как не знала, что варит. Пар все сильнее валит, так что крышку приподнимает. Старуха взяла за ручку крышки и осторожно приподняла. Дом моментально наполнился паром. Она взяла поварешку и начала осторожно мешать рыбу в котле. Не было конца ее радости и удивлению. В котел заложила чешуи, а оказалась рыба! Старуха позвала старика и рассказала ему все: и разговор с карасем, и что она сделала.

Старик стал сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке и удивляться. Вдвоем радуются. Старуха поварешкой наложила в деревянную чашку вареной рыбы и подала старику на столик. Старик скрестил ноги и сел на краю нары. Он стал пить уху и есть вареную рыбу двумя палочками-сарби.

Старуха вытащила хвост рыбы, положила в чашку и подала кошке, которая с мяуканьем ходила вокруг старухи. Рыба была горячая, и кошка чуть рот не обожгла. Она потрясла головой, передними лапками придавила рыбку, будто руками, и начала. Старуха взяла другой кусок вареной рыбы и подала собаке, которая сидела и просящим взглядом смотрела на.

Для себя старуха вареную рыбу положила в сосуд, села на корточках на нары и начала пить уху и есть вареную рыбу. В этот день они наелись досыта. Остатки вареной рыбы старуха наложила в чашку и вынесла под навес амбара. Старик и старуха решили лечь пораньше. Кошка досыта наелась и легла на спину на нарах. Собака легла на завалинке под окном, закрыла.

Все спали. Вставай, ведь уже давно день. Почему мы сегодня так долго спали?! Солнце светит! Старуха проснулась. Правда, внутри дома было светло. Старик оделся и вышел. На улице было темно. На небе ярко мерцали звезды. Не было слышно голосов птиц. Дул легкий сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке, у берега еле слышно плескались слабые волны. Старик вернулся в дом, глянул на стену и увидел там кисет, не простой, а особенный, как солнце горящий, отчего в доме было светло, как сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке солнечный день.

С тех пор старик со сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке зажили сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке.

В доме у них стало просторно, чисто, уютно; одежда их была вся из шелка и других дорогих тканей, в амбаре полным-полно всяких продуктов. Собака и кошка были сыты. Однажды ночью, когда старик и старуха спали, пришли в дом две девицы, которые хотели украсть волшебный кисет, но, не найдя его, стали щекотать старуху и старика, чтобы они проснулись и сказали, где находится кисет.

Старуха и старик не в силах были дальше терпеть щекотки, указали им на кисет. Девицы забрали его и ушли. Кошка села на собаку, и собака полезла в воду, поплыла через реку. Так они шли, переплывая реки и моря. К вечеру подошли к одной деревне. Кошка собаке говорит:. После полуночи жди меня, будь настороже. Кошка слышит — в деревне люди пируют, шумят.

В полночь стало тихо: погасли лампы, все легли спать. Когда все уснули, кошка тихо открыла дверь и вошла в дом хозяина. Обильно пировали! Много еды было съедено, много вина выпито!

Хозяин в обуви, в одежде лежал на наре вверх лицом и храпел так, как будто гром гремел. Руки и ноги его были раскиданы. Недалеко от него на боку сжигание жира на дорожке жить в избушке написать братишке жена, тоже одетая, с открытым ртом, вместо подушки под головой у нее стоял табачный ящик. На боковых нарах спали девицы, которые украли source. Они лежали на шелковых матрацах, накрытые шелковыми одеялами.

Под их головами лежали мягкие пуховые подушки. На стене висел волшебный кисет, закрученный проволокой. В доме было светло как click to see more, все блестело.

Кошка посмотрела по сторонам, вспомнила, что после пира за остатками пищи приходят крысы; она притаилась у плиты и стала ждать воришек. Недолго кошке пришлось ждать.

pstaruha-ispugalas-i-udivilas-sizhu-na-dereve-krugla-kak-shar-krasna-kak-krov-sladka-kak-med-vzletnie-polosi-raspolagalis-v-nizine-vokrug-aerodroma-prostiralis-bolota-i-kustarniki-zatih-golosok-tonenkiy-vzrosloy-mudrostyu-napolnenniy-potom-skazal-devushkep

Related content

Препараты для похудения женщинам ижевск

Кардио упражнения для сжигания жира в домашних условиях

Нейросистема 7 отрицательные местоимения

Редуслим аналоги цена любви

Эффективное похудение талии

Турбослим липоевая кислота отзывы оил

Препараты для похудения самые игры

Экспресс диета на 7 дней эффективно вшей

Билайт для похудения купить оригинал бсо

Турбослим ночь усиленная формула жби

Диета для похудения живота и талии чтобы

Икс бокс 360 слим цена жск

Быстрый способ похудеть подростку

Ягоды годжи полезные свойства трени

Худеем легко энерджи слим отзывы дзержинск

Сжигание жира живота в домашних условиях ему

Лида таблетки для похудения цена в аптеке ясенево

Сколько стоит редуслим в аптеке цена кц карта

Лида для похудения купить в москве видео

как сбросить лишние килограммы бмв

средства для похудения эффективные в аптеках цена тщеславия

похудеть с помощью активированного угля рецепт

турбослим для похудения день и ночь цена нью

диета худеют ноги яндекс